Выбрать Свет ориентиром


Моей мамочке, Прокопюк Валентине Иннокентьевне, посвящается...

 

         Какое счастье быть мамой! Радоваться своим лучикам-деткам! Купать их в ласке, обтирать их своей добротой! Словно уютным одеялом, окутывать заботой! Слышать их первые слова! Видеть первые шаги, первые закорючки в тетрадках! И конечно же, вместе переживать их первую любовь..

 

         Какое счастье, когда есть мама! Она – единственная всегда рядом, особенно, когда трудно! Трудно делать первые шаги, писать первые буквы, переживать первую любовь..

 

EBA7E6EA-B4B7-4D73-BCC3-340D1C4501F5.jpg«Мама, а что для тебя счастье, кроме твоих детей?» - спросила я однажды.
«Счастье – моя мамочка.. Она была у меня очень хорошей. Мы с братом были маленькими, когда она осталась одна – отец на фронте погиб. Как и многим в военное и послевоенное время, приходилось ей работать с зари до темна на сахарном заводе в Джамбуле, и потому нам рано пришлось стать самостоятельными. Но, когда мама была дома, то мы всё время проводили вместе – за любой работой душевно говорили и были очень близки. Жизнь была очень тяжелой, но доброе общение с мамой делала её вполне приемлемой. Она всю жизнь была для меня примером добропорядочности и долготерпения.»

 

«А потом»?
«В то время дети учились семь лет и к тринадцати годам нужно было определиться с будущим. Я занималась в школе на отлично и всегда знала, что буду или учить, или лечить. Но ближе к делу медицина перевесила – поступила в Джамбульское медицинское училище.

 

         Училась... летом работала в больнице сахарного завода медсестрой в детском отделении под руководством прекрасного доктора Анны Петровны Чирковой. Тяжкое время было тогда в Казахстане, уровень жизни очень низкий, нищета, голод, малярия – деток выхаживали с трудом, главное, чтоб выжили! С тех пор приросла я к малышам сочувствием и душой! Уже не представляла себя в другом направлении».

«А после училища»?
«По окончании учебы судьба забросила меня в Сибирь, в Красноярск. Поступила там в медицинский институт, замуж вышла за папу твоего, сын родился. 

 

          Город был разделён Енисеем на две части – одна с инфраструктурой и относительно высоким уровнем жизни, магазинами, кинотеатром, институтом. А мы приютились на другой стороне – там жильё дешевле. Зимой, бывало, занятия заканчивались поздно, автобусы уже не ходили и домой приходилось добираться по льду через реку. Зимы в Сибири в то время лютые были, по «снежной красавице» даже грузовой транспорт передвигался. 

 

          Даа, вечно голодным и холодным студентам приходилось в то время непросто! Помню, как нашу фельдшерскую группу, из жалости к нам, малоимущим, пригласили на экскурсию на мясокомбинат. Мы оттуда вышли такие довольные, сытые, в сумки понабрали провианта, и ещё пару дней в наших аудиториях распространялся стойкий запах достатка – свежего хлеба и полукопченой колбасы. 

 

           В медицинском институте всегда было много практических занятий и, в том числе, самостоятельных подготовок в огромных анатомических лабораториях – и всё на натуральном материале – иначе никак, будущий врач должен всё видеть исключительно в первозданном виде. Студенты собирались в группы по несколько человек и каждая в своём отсеке изучала определенную тему на фрагментах человеческих останков (пусть не пугается читатель таких слов, но факт остаётся фактом – хочешь быть грамотным врачом, изучай!). Эти фрагменты плавали в формалине в специальных емкостях. Порой нужного материала на все группы не хватало и приходилось идти на хитрости, чтобы подготовиться к теме. Так, кто-то из обделённой группы отвлекал студентов другой, а в то время остальные наглым образом утаскивали из их чана нужные фрагменты в свой. И как при этом мы были счастливы! Вот такие дела». 

 

«А как же учеба-то? Ведь только очное отделение? Как же с семьёй и ребёнком совмещать»?

«Не просто было, чтобы не сказать по-другому. Выматывались до изнеможения – оба учились, домашние дела, печь дровяная, сынулю нянчили по очереди. А медицина – дама ответственная, приходилось каждый пропуск отрабатывать во внеурочное время. Потом – круглосуточный детский сад. Жалко, но что делать. Чтобы материально справляться, со второго курса в ночные смены работать пошли фельдшерами на «скорой помощи». Повышенная стипендия. Были молодыми - сдюжили! 

 

            В то время лозунг был: «Человек человеку друг, товарищ и брат». И вот что интересно – именно так все друг к другу и относились – помогали, выручали, были рядом в беде и в радости! Всегда чувствовали локоть поддержки и сами его подставляли с готовностью – в учебе, жизни, и конечно, впоследствии, в работе. Иначе в медицине нельзя – присягали клятвой великого врачевателя тел и душ человеческих, Гиппократа - «Сгорая сам, свети другим».

 

             Всю свою рабочую жизнь ощущала великое счастье – служить здоровью детей, радости их родителей, обучению их правильно и умело участвовать в процессе выздоровления своего чада. 

 

Счастье – во имя спасения отдавать детям частичку своей души! Потому что тепло, которое врач, вместе с болючей капельницей, «вливает» в малыша, придает ему сил и терпения к обстоятельствам! Даёт уверенности в победе над болезнью! Делает всю семью стойкой и сплоченной!

 

           И когда эти малыши вырастали, создавали свою «ячейку», то приводили уже своих деток ко мне – спираль жизни делала следующий виток, потом следующий.. Помню их, в особенности тех, кого было тяжело вывести из болезни.. Встречаю, очень ценю их внимание ко мне, уже отошедшей от официальной работы.. Радуюсь, что они тоже помнят меня! Какое счастье остановиться и поговорить с ними – с теми, кто наполнил твою жизнь смыслом! С теми, кто стал тебе дорог, потому что порой приходилось сутками идти в тесной упряжке под названием «борьба с болезнью. 

 

            С 1966 года работала уже в МССР – в детских отделениях г. Рыбница и г. Дубоссары. Последние 20 лет своей работы посвятила деткам микрорайона Большой Фонтан.

 

            Знаешь, дочь, меньше всего мне хотелось говорить о трудностях! Жизнь шла, периодически била, я не сдавалась. Каждый раз нужно было собраться и выдержать! А главное – продолжать активно жить. Это понимание было добыто в мире людей. Я – ребенок военного времени. Выживание в тяжести – это была судьба всего народа, сопротивление народа. Мои сверстники, те, кто живы, – они устойчивые. Сталь закалялась огнём и холодом – так и мы. Держимся за уже тонкую струйку жизни, благодарим Бога за Его поддержку, за то, что Он даёт силы двигаться и радоваться солнцу, зеленой траве, окружающему миру – за Счастье жить»!

 

            Мы ещё долго сидели обнявшись и вспоминали прошлое. Какое счастье, что оно такое! Как замечательно, что есть с кем о нём говорить! Что родной и близкий человек - рядом! Что солнечный день у нас один на двоих - и так хочется, чтоб длился он вечно.. Счастье - чувствовать тепло маминых рук, слышать её заботливые наставления, и до сих пор ощущать себя ребенком…

 

Ася Перцова

 

Заря Приднестровья. Дубоссары
 
© МУП "Редакция "Заря Приднестровья".  2019 г.  Подписка на газету по тел.: 3-60-41