ЧЕЛОВЕК АКТИВНОЙ ЖИЗНЕННОЙ ПОЗИЦИИ


Михайлов Сергей ПорфирьевичУчастник Великой Отечественной войны С.П. Михайлов родился в декабре 1925 года в посёлке Григориополь МАССР, в семье служащего. Вспоминать о своих детских годах он не любит. Уж очень они были трудными, полными опасностей и тревожных ожиданий…


В 1933 году в их дом постучалась большая беда: по ложному доносу был репрессирован отец. После «отбытия наказания», в 1936 году вся семья переехала на жительство в Воронеж, где отец, для поддержания семьи, перебивался случайными заработками. Кое-как сводили концы с концами. Об удобствах и говорить не приходилось. В одной крохотной комнатке барачного типа ютилось четыре семьи.


В 1937 году Михайловы вернулись на свою родину, в Григориополь. Начали налаживать жизнь. Но месяца через три отца вызвали в местное отделение НКВД и заявили, что поскольку он человек ненадёжный, принято решение об отселении его за 200 км от границы с МАССР. В поисках пристанища семейство остановилось в Первомайске Одесской области.


– Наверное, никто бы не позавидовал сейчас той жизни, – говорит Сергей Порфирьевич. – Жили не только бедно, но и в постоянном страхе, в обстановке всеобщей подозрительности. Поступил донос на ни в чём не повинного человека – и, смотришь, через несколько дней бесследно исчезли и он, и вся его семья.


Эти семейные неурядицы, возникавшие не по вине родителя, наложили определённый отпечаток и на судьбу юного Сергея. Первый класс он закончил в Григориополе, второй – в Воронеже, с третьего по шестой учился в Первомайске. А затем грянула Великая Отечественная война, и было уже не до занятий. Отец, Порфирий Андреевич, в 1941 году был призван в ряды Красной армии. В декабре того же года в районе Проскурова попал в плен. Дважды бежал и дважды его ловили и нещадно избивали. К счастью, третья попытка увенчалась успехом. Глухими дорогами и тёмными ночами пробирался он от селения к селению и в феврале 1942 года прибыл в Первомайск. Здесь втроём прожили до апреля, а затем отец продал строение, купил коня и телегу, погрузил на неё свой нехитрый скарб, и семья отправилась в путь, на свою родину, в Григориополь.


Настали долгие, трудные дни и месяцы жизни в оккупации. 12 апреля 1944 года посёлок был освобождён от немецко-фашистских захватчиков, и в конце месяца отец вновь был призван в ряды действующей армии. Участвовал в освобождении Украины, был дважды ранен, войну закончил в Чехословакии.


Когда части Красной Армии освободили Григориополь, Сергей Порфирьевич был болен малярией и поэтому он в ряды Вооружённых Сил был призван после выздоровления, в ноябре этого же года и направлен в 373 запасной стрелковый полк, базирующийся в г. Балта. После прохождения трёхмесячных курсов, в составе стрелкового батальона он прибыл в 1-ю гвардейскую армию 4-го Украинского фронта. Прямо с марша подразделение вступило в боевые действия по освобождению населённых пунктов Чехословакии. По словам ветерана, цели и задачи войск фронта состояли в том, чтобы разбить подвижные соединения группы армий «Центр», рвущиеся на помощь войскам, защищавшим ближние подступы к Берлину. Бои здесь велись ожесточённые, вспыхивали они порой неожиданно, в любое время суток.


– Для нас, молодых и ещё необстрелянных, на первых порах эти бои и частые стычки с противником казались сущим адом. Ведь одно дело смотреть на войну в кино, и совершенно другое быть самому её непосредственным участником. И хорошо, что в трудную минуту рядом с нами, новобранцами, находились опытные бойцы, не один раз смотревшие смерти в глаза, прошедшим через все ужасы сражений под Москвой, в Сталинграде, на Курской дуге. Они, как родители или старшие братья, старались, по мере возможности, уберечь нас от гибели, учили, как нужно себя вести при артналёте или миномётном обстреле, как притвориться убитым на поле боя или как действовать в скоротечных рукопашных схватках при захвате вражеских оборонительных линий. Мы благодарны им за науку, без которой многие из нас не вернулись бы домой. Хотя, конечно же, при всей науке и при всём старании на войне, совсем без жертв и кровопролития обойтись нельзя. И когда меня спрашивают, а спрашивают часто, страшно ли было на войне, всегда говорю, что самое страшное – видеть, как гибнут в бою сражающиеся рядом с тобой друзья и наставники, как льётся на твоих глазах людская кровь, а ты уже никому и ничем помочь не можешь…


В конце марта победного 1945 г. войска IV Украинского фронта после ожесточённых боёв в районе крупного чешского промышленного центра Моравска Острава наголову разбили крупную группировку немецких войск. Но, тем не менее, в тылу, в горных лесных массивах ещё бродили многочисленные остаточные шайки и банды, состоящие из немцев, власовцев, аковцев, бандеровцев и прочего отребья. 


– Борьба с ними, – вспоминает С.П. Михайлов, – было делом трудным. В составе третьей роты специального стрелкового батальона я вплоть до начала мая 1945 года принимал участие в вылавливании этих банд. И каждая из таких операций была не похожа на предыдущую. Помнится, однажды, уже в конце апреля по наводке наших разведчиков мы развернули операцию по уничтожению мобильной группировки противника численностью 300 человек. Ночью, задолго до рассвета мы скрытно подошли к месту дислокации группы и приготовились к штурму высоты. Атака была стремительной, и шаг за шагом мы приближались к цели. Но дальнейший путь пехоте преградил плотный пулемётный огонь из амбразуры дзота. Бойцы залегли, укрывшись, кто за ствол дерева, кто за камнем. Нельзя было даже голову высунуть, а не то чтобы идти в атаку по крутому подъёму. Почти обрывистые боковые склоны не позволяли обойти высоту или ударить по ней с тыла. Вот так, в лёгком обмундировании, мы и пролежали более двух часов на снегу, на морозе. Тогда, в ходе операции мы малость не учли того, что температура воздуха в горах намного ниже, чем в предгорных низинах. После того как по просьбе командира батальона нам срочно доставили несколько «сорокапяток» и вывели их на прямую наводку, огонь дзота был подавлен, и высота была взята. После этого боя я и ещё несколько бойцов нашей роты попали в госпиталь с воспалением лёгких, обморожением рук и ног. Там же, в госпитале, я встретил и День Победы.


После выздоровления С.П. Михайлов из пехотинца превратился в моряка. Дальнейшая его служба проходила на кораблях Краснознамённого Черноморского флота. После демобилизации, в 1951 году приехал в Григориополь, где некоторое время трудился в качестве бухгалтера, главного бухгалтера, а затем, по направлению Молдавпотребсоюза – директором Дубоссарской райзаготконторы. В 1986 году вышел на заслуженный отдых.
О Сергее Порфирьевиче можно рассказывать очень много, но, в первую очередь, всё же нужно отметить, что он человек активной жизненной позиции. Через четыре года после выхода на пенсию, на профсоюзной конференции он был избран председателем Дубоссарской районной объединённой профсоюзной организации работников свободного предпринимательства. И трудится на этом поприще и по сей день. Является членом координационного совета профсоюзов, членом президиума совета ветеранов войны, труда и Вооружённых Сил. За большой вклад в дело возрождения казачества на Днестре в 1989-1990 годах ему присвоен чин есаула Казачьих войск России и Зарубежья. То есть, Сергей Порфирьевич, как и подобает ветерану, ведёт насыщенную, полноценную и интересную жизнь, являясь для подрастающего поколения ярким примером служения своей Родине, своему народу.


И. ЗДОРОВЕЦ. 2010 г.

 

Заря Приднестровья. Дубоссары
 
© МУП "Редакция "Заря Приднестровья".  2019 г.  Подписка на газету по тел.: 3-60-41