БЕЗ ПРОШЛОГО НЕТ БУДУЩЕГО…


bpnb.jpg?1548180127Люди и судьбы
Перед каждым из нас рано или поздно встаёт вопрос: «Кто я»? Ответ порой на него мы ищем всю жизнь…
В его поиске, пожалуй, может помочь прошлое наших предков. Проводить такие «раскопки» в своей душе совсем непросто. Так как велик шанс обнаружить кривое отражение…
Кровавые битвы и жестокие диктаторы сменяют одну политическую мозаику на другую. История нации, народа, твоей семьи – это прежде всего судьба отдельно взятого человека.
Чем живём мы сегодня? В погоне за деньгами, карьерой, наживой или счастьем. Кто как, скажете вы, и будете совершенно правы. Карьера, деньги, слава, ощущения, но есть то, что нас всех объединяет. И это память о наших предках, традициях, вере. В ней содержится неиссякаемый источник силы и мудрости, дающий надежду каждому последующему поколению преодолевать любые препятствия.
Сегодня неотделимо от вчера. Наше прошлое позволяет нам осознать, что люди в прошлом были не просто «хорошими» или «плохими», что всё было гораздо сложней и драматичней. И поступки, и поведение наших предков были буквально сотканы из противоречий, как впрочем, и наши. Это напоминание связывает нас с историей не только наших предков, но и всего человечества. Она как сама жизнь – бесконечная дорога с крутыми поворотами, тупиками и неожиданными открытиями. Она даёт нам ориентир и указывает нужное направление. И лишь для одной цели – познать самого себя.
Один из таких людей, которых глубоко волнуют такие вопросы это – Григорий Харлампович Баркарь. Уже на протяжении нескольких лет он по крупицам собирает информацию о прошлом своих предков и своей семьи. Дело в том, что Григорий Харлампович-  внук основателя села Афанасьевка. 
Семь лет. Целых долгих семь лет Григорий Баркарь не выходит из дома… Он настолько слаб, что может передвигаться лишь по комнатам своего дома. После перенесённых инсультов здоровье коренного сельчанина пошатнулось. «А раньше?» – спросите Вы. Раньше всё было по-другому.
В далёком 1940 году в многодетной крестьянской семье родился мальчик Гриша. Отец Харлампий Афанасьевич работал в колхозе «Путь к коммунизму» бригадиром полеводческой бригады, а мама Елена Васильевна птичницей в колхозе, а затем на свиноферме.
«Родители работали от зари до зари, чтобы нас всех прокормить. Время было страшное и тяжёлое. Было радостью съесть похлёбку из кукурузной муки с добавлением в неё виноградных косточек. Бывало, что ложились спать голодными. А весной мы паслись… Да, именно так. Вся детвора в округе съедала каждую травинку. Многие дети тогда умерли с голоду…», – вспоминает плача Григорий Харлампович.
Как и большинство детей того времени, маленький Гриша помогал маме в колхозе. Присматривал за птицей и скотом. Бывало, что случай играл свою злую шутку. Порой лисица похищала птенцов, а потом ущерб приходилось возмещать. Ведь работа в колхозе оплачивалась по числу отработанных трудодней, поэтому так было тягостно осознавать, что семья так несправедливо лишится куска хлеба. А в это время мать будет молча и безропотно страдать, глядя в голодные глаза детей…
И тут в глазах моего собеседника стали поблёскивать весёлые искорки. «Однажды, когда у меня сильно кружилась голова от голода, я пробрался в очень узкую ячейку, где хранились яйца, и с жадностью стал их есть. В этот момент я забыл про всё на свете. Мне неведом был даже страх и наказание за содеянное. Утолив частично голод, я стремглав выбежал оттуда. Каково же было мое удивление, когда меня окликнули. Меня подозвал к себе председатель колхоза и спросил вкусны ли яйца? Я, не раздумывая, сказал ему, что я давно не ел, и тем более, яиц. Он улыбнулся и сказал, чтобы я в следующий раз лучше вытирал лицо», – рассказывает улыбаясь Григорий Баркарь.
Воспоминания Григория  Харламповича несколько обрывочны, но из них вырисовываются зрелищные картины. Каждый эпизод его жизни оставляет неизгладимые впечатления.
«Отец мой до войны был одним из лучших бригадиров в районе. Все поля Дубоссарского района были засеяны его полеводческой бригадой. Он очень любил землю и старался привить всем своим детям любовь к труду. Каждую пядь земли своей он знал, как свои пять пальцев. Его очень любили и уважали сельчане за строгость и фанатизм в работе», – отмечает Григорий Харлампович.
Рассказывая о своём отце, мой собеседник делает паузы, чтобы перевести дух и продолжить…
Летом 1941 года в мирную жизнь миллионов граждан ворвалась война, перечеркнувшая их мечты и надежды. Так сложилось, что Харлампию Афанасьевичу во время войны доверили эвакуацию скота в Котовск, что он благополучно и выполнил, а по возвращению в родное село там уже хозяйничали немцы.
Поначалу немцы хотели заслужить доверие у сельчан и показать, что их власть лучше, нежели советская. И тогда вероломные немцы разрешили местным жителям посещение церкви, чтобы вбить клин недоверия между народом и властью. Ко всему они ещё позволили сельчанам самостоятельно выбирать примара и председателя колхоза. Стоит сказать, что действие немцев в дальнейшем печально всех обмануло. Нельзя было не учитывать, что раскольнические настроения среди некоторых сельчан всё же были. Так как были среди сельчан раскулаченные и потому люто ненавидевшие советскую власть.
«Моего отца жители села Афанасьевка почти единогласно выбрали примаром, потому что верили, что он не даст в обиду и при случае защитит. Отец долго колебался прежде чем принять это предложение, которое впоследствии перечеркнуло его жизнь»,– подчёркивает Григорий Баркарь.
После освобождения города Дубоссары и сёл района от немецко-фашисткой оккупации многие были осуждены за сотрудничество с немцами. Среди них был и Харлампий Афанасьевич Баркарь. В 1945 году его арестовали, и, не дав даже попрощаться с семьёй, увезли. Длительное время ни супруга, ни кто-либо из родственников не знал ничего о местонахождении и состоянии здоровья Харлампия Афанасьевича. Лишь спустя время стало известно, что он отбывает срок в Караганде, на рудниках. А после смерти Сталина он был реабилитирован.
«Наша семья тяжело переживала разлуку с отцом. Особенно мама, которая часто украдкой плакала, чтобы мы не видели и не расстраивались. Все заботы и трудности легли на её хрупкие плечи. Однажды она собрала нас всех за столом и сказала, что сделает всё возможное и невозможное, но обязательно нас выучит и даст дорогу в жизнь. Так и случилось: все дети семьи Баркарь, получили хорошее образование»,– вытирая слёзы, говорит Григорий Харлампович.
Многим хорошо известен лозунг, появившийся в 1936 году: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» Он быстро вошёл в обиход, и стал появляться на плакатах и открытках, изображающих детей, находящихся под надёжной защитой советского государства. Но безоблачного и счастливого детства были достойны далеко не все дети.
 Дети «врагов народа» практически были лишёны всего. Да, потом, через десятилетия,  эти люди были реабилитированы, государство признало свои ошибки, но людей  уже не вернёшь. 
 «Я постоянно слушал перешёптывания за спиной, что я сын «врага народа». В школе я со своими братьями и сестрой был лишён продовольственного пайка, который полагался всем школьникам. А это было существенным подспорьем для многих семей в те нелёгкие времена. Я очень чутко всё воспринимал и мне было очень больно слышать разговоры, что я другой… Тем более, что я очень любил своего отца. Я рос шустрым ребёнком, но незлобивым. И за каждую шалость наказывался больше, чем другие, а доходило иногда и до несправедливости. Если кто-нибудь хулиганил, то всегда бранили и наказывали меня, и говорили, что понятно кто виноват, это же Гриша – сын кулака», – отмечает Григорий Баркарь. 
Дело в том, что дедушка Григория –  Афанасий Баркарь не понимал и не принимал коллективизацию, он привык много работать и надеяться только лишь на свои силы. Прежде чем говорить о плюсах и минусах какого-либо периода истории, нужно упомянуть то, что все происходящие процессы закономерны. Также нельзя «вырывать» из контекста то или иное событие и оценивать его отдельно от всего остального, и, тем более, очернять или обелять. Конечно, внедрение нового, уход от старого, привычного всегда проходит болезненно. Неизбежны ошибки. Не исключены и жертвы. Так случилось и в жизни Афанасия, который привык по старине работать на свою семью, а не на государство. Поначалу государство обложило непосильным налогом его, а затем и вовсе арестовало.
После окончания начальной школы герой моего очерка продолжает учёбу в Дубоссарах. Преодолевая трудности шаг за шагом, он верит, что семья вскоре станет такой же дружной и весёлой, как и прежде. «Однажды накануне Пасхи, во время урока в класс вбежала моя подруга Оля Смоквина и прокричала, что мой отец вернулся. Я не мог усидеть и захотел бежать со всех ног домой. Отец вернулся домой в 1956 году и сразу пошёл работать в колхоз. Мама буквально не отходила от него, они были похожи на два голубка», – рассказывает мой собеседник.
В 1956 году Григорий Баркарь оканчивает семь классов и приезжает обратно в родную Афанасьевку. Там он устраивается работать в колхоз. Работы не боялся и брался за любое дело. Ухаживал за свиньями и коровами. Вместе с отцом он чинил вольеры для скота и собирал урожай во время жатвы. Затем, в 1959 году он был призван в армию и служил в войсках противовоздушной обороны в городе Луцке. По словам Григория, служба в армии была интересной и ответственной. Она превратила его из мальчишки в мужчину. Там он, будучи радиотелеграфистом, обслуживал авиаполёты.
Во время службы в армии он получает письма от любимой девушки и ждёт встречи с ней. Но однажды, он получает письмо, содержание которого его ошеломило. «Не волнуйся, мама моего ребёнка жива и здорова, и она счастлива со мной. Не обижайся на нас, пожалуйста, и будь счастлив!». Казалось, что мир раскололся пополам, но собрав волю в кулак, мой герой простил свою первую любовь и учится жить в новой реальности.
В ходе нашего разговора Григорий Харлампович говорит, что на протяжении всей его жизни его оберегал ангел хранитель. Невидимое покрывало всякий раз защищало его от беды или помогало пережить боль потери.
Так было и в 1962 году, когда весь мир стоял на краю пропасти, и это совсем не преувеличение. «Холодная война», тянувшаяся между СССР И США могла перерасти в ядерный конфликт. Советский Союз тайно переправил на территорию Кубы свои ракеты, и конечно, Америка расценила такой шаг, как открытую угрозу.
Именно тогда, накануне мобилизации, Григорий Баркарь вместе со своими сослуживцами находился на боевом корабле в Чёрном море и ждал отплытия на Кубу, но приказ отменили.
Новый, 1963 год  Григорий Харлампович встретил в поезде по дороге домой в родное село Афанасьевка. Вернувшись домой, он сразу же пошёл работать в колхоз. Вместе с отцом он работал в строительной бригаде, работа спорилась, но внутренне Григория терзали сомнения, что он в жизни что-то пропускает, но что? 
Возвращаясь майским днём после работы, сын и отец беседовали о жизни и смерти, о силе воли и духа во время жизненных невзгод. Во время пути отец и сын проходили мимо склона, и тут Харлампий Афанасьевич попросил сына взобраться на холм и сказать о своих чувствах после этого. Григорий в детстве вместе с ребятами часто бегал по полю и взбирался на склон откуда открывался вид на всё село, но при этом ничего не чувствовал кроме задора и весёлости. «Я последовал совету отца, и вдруг моему взору предстала необыкновенной красоты картина. Родное село было как на ладони, как мои глаза не замечали всего этого раньше. Я не мог перевести дыхания и вымолвить ни единого слова от переполнявших меня чувств. Красота природы и мира меня заворожила. В моей душечто-то перевернулось», – подчёркивает мой собеседник.
Харлампий Афанасьевич поведал сыну, что на этом месте должна была быть построена церковь для жителей села Калиновка и Афанасьевка, и уже была достигнута договорённость о начале её строительства, но тут вмешался рок – война… Но даже после перенесённых испытаний и ужасов сельчане никогда не забывали об этом.
Потом Григорий на семейном совете признаётся  родителям, что в нём велико желание учиться. И в 1967 году после долгого перерыва в учебе  поступает учиться Кишинёвский электромеханический техникум. Родители к тому времени были уже на пенсии и помогали по мере возможности. Мама собирала сумку: мамалыга, «токана», бутыль с красным вином, которых хватало ненадолго. Студент Гриша делился гостинцами с соседями по комнате. Особенным подспорьем не только для него, но и всей семьи Баркарь, стал хлеб. Его мололи из 10 тонн кочанов кукурузы, высыпанных во дворе родного дома в Афанасьевке. Дело в том, что ещё до службы в армии, во время работы в колхозе молодому человеку начислили за работу «трудодни». А потом колхоз оплатил за работу выращенной кукурузой.. Первый экзамен сдавал в военной форме… По ночам разгружал вагоны с углём, щебнем, дровами. И после первой зарплаты  смог купить себе брюки и пиджак, ходить в них на занятия.
Кроме материальных трудностей были и другие. Учёба давалась нелегко, так как был долгий перерыв. Но юноша настойчиво корпел над книгами буквально днём и ночью. И стоит сказать, что ему удалось добиться успехов в учёбе. После окончания техникума ему предлагают остаться там работать в качестве преподавателя. Спустя полгода, Гриша вбегает на кафедру и заявляет: «Не могу я больше, я как птица в клетке. Отпустите меня домой, к земле родной».
В это же время он приезжал каждые выходные домой, в Афанасьевку, чтобы присмотреть за любимыми пчёлками. Однажды рой пчёл преследовал брата Григория Баркаря по всей деревне. В надежде найти укрытие от них брат Толя забежал на ферму и остановился возле щели в стенки, и направил разъярённых пчёлок  в эту щель, и закрыл её наглухо. Потом он вернулся с ведром и выпустил в него весь рой. Брат Гриша стал ему помогать ухаживать за пчёлами, а потом  только он и стал за ними ухаживать. В дальнейшем это стало делом всей его жизни.
 Родители Григория для его блага продают дом в Афанасьевке и переезжают в город Дубоссары. Они понимают, что с его специальностью в родной Афанасьевке ему делать нечего. В 1967 году, он устраивается работать на механический завод. В тот же год у него умирает отец, что стало для него настоящим ударом судьбы, после которого он с трудом оправился. Своим трудолюбием и отношением к работе, он быстро сникал уважение как среди руководства, так и среди рабочих. И в 1975 году в районной газете «Знамя Победы», а сейчас носящее название «Заря Приднестровья», был напечатан снимок и материал о старшем технологе Григории Харламповиче Баркарь и его бригаде. В статье шла речь о том, что в одном их цехов завода прошло испытание станка для притирки кранов, что увеличило производительность труда в 12раз (!).
 Стаж работы Григория Харламповича составил 45 лет, а ещё в результате его деятельности в агропромышленном комплексе все совхозы и колхозы восстановили свои пасеки.
Несмотря на успехи в работе головокружения от них не произошло. И Григорий Баркарь оставался сердечным и открытым человеком. Но что-то всё равно терзало его душу. В начале 90-х во время прохождения лечения в санатории в Трускавцах он прогуливался и набрёл на торговцев книгами. И тут его взгляд остановился лишь на одной книге, это была  Библия. С тех пор он не расстаётся с ней ни на один день. В ней он нашёл все ответы на все волнующие его вопросы. 
«Сам Бог меня привёл к себе. Это он незримо следовал всегда за мной. И не раз спасал мне жизнь. Во время аварии с мотоциклом, когда я перелетел почти 12 метров кубарем и не получил ни единой царапины. Или когда проехал на машине со своей супругой по дороге на Емельяновку, где была огромная яма в несколько метров, или когда случился ночью пожар в школьном общежитии, и я вдруг проснулся. Я очень корю себя за то, что часто спорил с мамой - кто важней для людей: Бог или Ленин. Тогда я рьяно защищал вождя революции, а мама тихо и спокойно говорила, что я рано или поздно пойму свою неправоту. Моя любимая мама была права, мне понадобилось время, чтобы у меня открылись глаза и сердце для правды»,– подчёркивает Григорий Баркарь. 
Григорий Харлампович считает себя самым счастливым и богатым человеком на земле. У него есть любимая супруга, трое детей и четыре внука, а также две правнучки и один правнук. «А самое главное – со мной Бог, которому я обязан всем в этой жизни. Пожалуйста, люди, берегите в себе человечность и поступайте с другими так, как хотели, чтобы к вам относились. Не держите зла на сердце. Не губите природу, берегите землю нашу и помните, что это нужно говорить всегда своим детям и внукам. Ведь без прошлого и настоящего нет и нашего будущего»,– заключает Григорий Баркарь. 
Есть в мире ценности, над которыми не властно время: Вера, Надежда и Любовь. И что бы в мире ни происходило, они остаются тем фундаментом, на котором держится этот мир. Вся наша жизнь тесно и неразделимо проходит под знаменем этих чувств. И каждый вкладывает в них свой смысл, и каждый прав по-своему…
 

Яна Сакка

 

Заря Приднестровья. Дубоссары
 
© МУП "Редакция "Заря Приднестровья".  2019 г.  Подписка на газету по тел.: 3-60-41